Свежие комментарии

  • Vasil Cornev5 марта, 11:37
    Еще бы эта шалава не встала за иуду Горбачева! Именно благодаря ему, сама она , да и доча так-же , живут на широкую н...Мать Собчак броси...
  • Виктор Шиховцев3 марта, 14:02
    Ну, еще цены немного поднимут, налоги, запретов пару и у нас не цветная будет, а самая обычная. Наша, русская, бессмы...Россия сделала цв...
  • иван шевченко2 марта, 13:14
    А чего им, болгарам, не быть союзниками туркам? Во-первых, соседи. А во-вторых, за сотни лет турецкие янычары столько...Ещё одна страна п...

Запад всегда доводил своей любовью РФ до смерти

Запад всегда доводил своей любовью РФ до смерти

Запад пользуется доверчивостью россиян

Из всей шумной и предсказуемой реакции Запада на задержание Алексея Навального – с признанием «узником совести», требованиями немедленно освободить и угрозами санкций – самой показательной является вот эта: «Атаки Кремля на Навального – это не просто нарушение прав человека, это оскорбление народа России, который хочет, чтобы его голос услышали».

Так заявил Джек Салливан, который завтра станет советником президента США по национальной безопасности. В его словах – самая суть политики Запада в отношении России.

Вот что нам продают: «друзья русского народа» (а даже самые русофобски настроенные западные политики всегда уточняют, что у них претензии не к народу, а к властям, под игом которых, по их мнению, стонет несчастный народ) хотят убедить население России в том, что протягивают ему руку помощи. Не нужно быть специалистом по истории отношений России и Запада, не нужно даже хорошо знать русскую историю, чтобы увидеть этот бесконечно повторяющийся прием: «тиранический режим» в России опасен для мира и собственных граждан, он стремится поработить все соседние народы и угнетает собственный, и только истинные герои бросают ему вызов, а Запад всячески помогает им в их тяжелой, но благородной борьбе.

Это настолько устойчивая конструкция, что она не меняется уже много веков. И это при том, что в России за последние 104 года было три совершенно разных государственных устройства и идеологических модели власти. То есть для того, чтобы верить в то, что русская власть угрожала миру и своему народу и при царях, и при большевиках, и при Путине, нужно быть или обыкновенным русофобом, или обыкновенным же идиотом.

Не будем вспоминать времена Ивана Грозного или Петра Первого – тогда Россией тоже пугали своих и чужих детей, но медиа и коммуникации не позволяли обращаться напрямую к «страдающему русскому народу». Но в последние почти двести лет с нами работают именно по этой схеме – «русская власть не выражает мнение народа, поэтому мы будем говорить от его лица». Мы – это Запад.

Да, суть именно в этом, потому что ни Герцен, ни Ленин, ни белоэмигранты, ни Солженицын абсолютно не интересовали наших западных «друзей». То есть их реальные взгляды, устремления, борьба, метания и поиски – все это лишь повод для того, чтобы подтвердить простой пропагандистский тезис: власть в России не имеет никакого отношения к ее народу, власть эта тираническая и оккупационная, поэтому народ должен (нет – мечтает) ее свергнуть, а мы ему в меру сил поможем. Вся эта конструкция обслуживает совершенно прагматические геополитические интересы сдерживания или даже подчинения России. Поэтому помощь русскому народу иногда носит характер военной интервенции, а иногда ограничивается информационной войной.

Русские должны ненавидеть свою власть, свое государство (еще лучше – свою историю), тогда Россия погрузится в смуту и ослабнет. Казалось бы, против такого примитивного приема у русских давно уже должно было выработаться противоядие. Но проблема России в том, что одним из главных наших качеств является сильнейшая саморефлексия, сопереживание, сомнение во всем и вся. И в сочетании с вшитым в код нашей цивилизации стремлением к справедливости, всё это делает нас крайне доверчивым народом. Это не доверчивость дураков. Это доверчивость честных людей, ищущих правду и видящих в каждом, кто с чувством говорит о справедливости, честного и хорошего человека.

Это не раз выходило нам боком, но главным сдерживающим фактором всегда выступала разумная и ответственная власть. Но только до той поры, пока во власти или элите в целом не оказывалась критическая масса (не большинство, нет – даже и меньшинство незначительное) тех, кто не имел опыта работы по разгребанию последствий воплощения в жизнь «прекраснодушных мечтаний». Тогда в элите начинался раскол, в ходе которого, спекулируя на народных чаяниях, верх брала самая безответственная и авантюристически настроенная ее часть. Страна впадала в смуту, раскол – и едва не гибла.

Но как же ее тогда любил и хвалил Запад! Какие дифирамбы «народной власти» пели заграничные «друзья русского народа» – что после февраля 1917-го, что после августа–декабря 1991-го. Наконец-то русский народ скинул царское (коммунистическое) иго, наконец-то его лучшие люди получили власть! Теперь Россия станет частью цивилизованного мира, который с радостью примет ее в свои объятия!

Именно в такие моменты Россия разваливалась и гибла, а геополитические противники делили ее на зоны влияния и по дешевке скупали ее богатства. Но стоило России начать возрождаться, как ее сразу же снова объявляли угрозой человечеству, а ее власти называли тираническими и антинародными. Эта сказочка стара – повторить ее пора?

Пережив в XX веке две национальные катастрофы, Россия не просто исчерпала лимит на революции – она наконец-то научилась на своих ошибках. И усвоила простые истины. Русское государство – это форма организации жизни русского народа и созданной им цивилизации. Любая попытка противопоставить власть и народ, государство и народ – это или глупость, или измена, то есть провокация внешних противников. Любые претензии народа к власти, к элите в целом могут и должны решаться только внутри страны, только самим народом, а не агрессивно-крикливым меньшинством, провозглашающим себя «солью земли» и «голосом народа».

Пётр Акопов, ВЗГЛЯД

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх