Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Колоритная бабенка на фото! Прямо таки икона майдана.Саша Корпанюк: Аг...
  • Виктор Шиховцев
    Мальчик из Хранции пусть у себя порядок наведет.Франция в очередн...
  • Россиянин
    Надо этому козлу аннулировать гражданство РФ и аннулировать паспорт. К сожалению у нас нет такого закона. Но такой за...Почему проститутк...

Кощеева игла Европы

Кощеева игла Европы

Сегодня Смузи разразился статьей по поводу того, что Россия последняя страна Европы и обязана вернуть Европу ей же. Что уже раз Россия спасла Европу саму от себя, уничтожив нацизм.

Я категорически с этим не согласен. Россия не Европа. Россия не Запад. Хотя и похожа. Россия много взяла от Запада. Здесь живут тоже белые люди, практически не отличимые по генотипу от западных. Но отличных ментально. Именно этого они нам не могут простить.

Но Россия — это своя собственная оригинальная цивилизация:

По мнению Путина, Россия — не просто страна, а отдельная цивилизация благодаря своим богатым традициям, многонациональности, множеству культур и вероисповеданий.

По этому конфликт у нас с Западом цивилизационный. У нас разные, зачастую противоположные цивилизационные модели.

Именно цивилизационные. У нас сплелись воедино множество религий, национальностей и культур. И все это мирно уживалось веками. Под присмотром русского народа. Т.е. у нас есть заявка на устройство своего варианта глобализации. Совершенно не такого, как западная модель.

Схожесть культур России и Европы объясняется тем, что на данном этапе мы многое заимствовали у Запада, обогащая и его тоже. В нашей культуре есть феномены, которые вообще никак не интересуют Запад.

Например Пушкин, который практически создал современный русский язык, не находит никакого отклика у них.
Но самое главное не в этом. У нас с Западом разные базовые цивилизационные матрицы, система команд, если использовать компьютерные термины. Западная модель предполагает доминирование, превосходство. Религиозное, военное, экономическое, научное и т.д. и т.п. Модель русской цивилизации, в глубине, построена на справедливости. Пришел с войной — закопаем, пришел торговать — будем торговать, а если живешь вместе с нами — живи, соблюдая правила общежития и тогда поможем, чем сможем.

Исходя из базовой модели цивилизации вытекает культурный феномен Просвещения и Возрождения.

Вот смотрите, нет человека, который бы был как остров, сам по себе. Носителем знаний, культуры, умений выступает все общество или же все человечество, как сейчас. Носитель разума, не человек как индивид, а человеческое сообщество. Сам человек разумен только потенциально. Если он попадает в лес, к диким зверям, то разум у его не развивается. Именно это вместилище разума Вернадский называл Ноосферой. И всегда происходит взаимодействие Я-Мы. Человек изначально несвободен от общества, т.к. только в обществе он и человек. А выступление части против целого в медицине описывается словом онкология.

И вот в период Просвещения локус внимания сместился с Мы на Я. Все «гуманистические» учения направлены на освобождение человека от оков общества, от его морали, традиций, обычаев верований и т.д. Потому, что было сказано, что человек, это звучит гордо. На самом деле это невозможно, человек вне общества жить не может и вообще неразумен. Но движение было задано.

Логическим продолжением была реформация церкви, когда появился протестантизм. Основной посыл протестантов, кто богат (или имеет индивидуальность) — тот и угоден богу. Бедные могу сдохнуть в канаве. В отличие от католицизма, в котором провозглашается групповое превосходство верующих. И так или иначе совсем уж сдохнуть члену общества там не дадут. Но дальше возникает вопрос, почему священник только мужчина? Почему не женщина? Не открытый гей? Почему нельзя заключать брак однополым парам? Все то, что превратило современную западную церковь в уродливую карикатуру на себя саму за последние десятилетия, берет начало в учениях гуманизма и является закономерным его продолжением.

Дальше больше. Философия, ставящая человека над обществом привела к появлению химеры сверхчеловека. Помните Раскольникова: «Тварь ли я дрожащая или право имею». Достоевский гениально подметил этот момент в западной философии и его конфликт с нашей базовой матрицей. Помните, что Раскольников кается на площади и смиренно идет на каторгу. Так он возвращается в лоно наших цивилизационных парадигм. А вот на Западе решили, что право имеют! Сверхчеловек Ницше разбудил Гитлера. И потом поток сверхчеловеков, белокурых бестий ринулся драг нах Ост. Немецкие рабочие и бюргеры ломились к нам, не для того, чтобы высадить яблони на Марсе. А чтобы получить свое имение и десяток славянских рабов.

Поймите. Нацизм не ошибка или временное заблуждение. Это квинтэссенция развития Запада, его кульминация, материализованная в пушках и танках выражение вековой коллективной мечты Запада о безоговорочном доминировании и превосходстве. И в то же время кощеева игла Запада. Которую мы сломали. Нагло растоптав мечту миллионов европейцев и доведя до самоубийства законно избранного канцлера Германии, бедного Адольфа. Нет, Запад не умер. Он был убит, штурмовыми частями нашей Армии, танками и орудиями Страны Советов, нашими дедами и прадедами. Именно этого они не могут нам простить. А мы не можем этого понять. Потому, что мы другая цивилизация. Нам не понять Запад. А им нас.

Конечно они могут попытаться повторить. И пытаются, на Украине и в Грузии например. Выходит тот же нацизм. Но в генах у них засел страх, что закончится все так же. Что лучших людей Европы, воплотивших чаяния миллионов в жизнь, опять будут расстреливать из орудий, ровнять с землей из Калибров и остекловывать Сарматами. А оставшихся в живых, будут долго и нудно судить и развесят гроздьями на центральных площадях Европы. Экзистенциальная невозможность решить это противоречие, пока Россия жива и сильна вызывает в европейцах жгучую подсознательную ненависть к нам как к народу и цивилизации, преградившей им путь в будущее.

Нет. Мы не вернем Западной Европе ее саму. Мы не вернем ей ее культуру, ее гуманизм, ее превосходство и ее вожделеемый нацизм. У нас этого нет. Это не наш культурный код. Мы не можем воскресить Европу. Ибо тогда нам придется умереть самим.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх