Сатановский: Историка Соколова приговорили к двенадцати с половиной годам

Сатановский: Историка Соколова приговорили к двенадцати с половиной годам

Историка Соколова приговорили в Питере к двенадцати с половиной годам за убийство совращённой им красотки, девочки-аспирантки, совершённое с особым садизмом, цинично, подло, хладнокровно и со всеми отягчающими обстоятельствами. Там и расчленёнка, и ужин с гостями в соседней комнате с трупом, и незаконное хранение огнестрела, и попытка утопить останки несчастной в Мойке, откуда поскользнувшегося и шмякнувшегося в воду негодяя, к сожалению, выловили. Да и много чего ещё там было. Раскольников у Достоевского по сравнению с этой дичайшей и звероватой человекообразной тварью – милый, случайно оступившийся человек.

Впрочем, просили ему дать пятнадцать лет, но не дали. Учли вклад в науку, возраст, состояние здоровья, рекомендации и просьбы общественности… Одна надежда, что кто-нибудь этого садиста в местах лишения свободы на запчасти разберёт. Поскольку, раз уж “вышки” у нас теперь нет, а пожизненное, которого он, с учётом наглого, эгоистичного и последовательно зверского отношения к разным девушкам до того, о чём много было сказано в ходе процесса, и особой отмороженности по части хранения оружия и отношения к закону, вполне достоин, ему не впаяли. Да здравствует наш суд, самый “скорый” и “справедливый” в мире!

Артисту Ефремову за гибель мужика-водителя в случайной автокатастрофе дали восемь лет. Правда, он был пьян, под наркотическим кайфом и адвокат у него был такой, что на меньшее ему и надеяться не стоило. Но по сравнению с Соколовым… Почувствуйте разницу между трагической случайностью и хладнокровной садистской циничной мерзостью. Притом, что заслуг у Ефремова перед общественностью побольше, чем у Соколова, а в последовательном издевательстве над женщинами и прочих грехах, характерных для доцента, он никогда замечен не был. Очень большая разница в подходах со стороны суда.

Впрочем, чего от них хотеть. Нет в судах никакой объективности. И справедливость в них не ночевала. Ни у нас. Ни где-то ещё. Могут по случаю присудить то, что кажется верным и оправданно жёстким, как в случае Ефремова. А могут дать за особо тяжкое преступление непомерно мало, как Соколову. Хотя формально он получил больше, чем Ефремов. Или это цена за садизм и гнусную подлость – лишние четыре с половиной года? Не маловато ли? Хотя по общечеловеческим нормам, его не то, что прикончить надо было. Его уничтожить надо было, как бешеную собаку – неотвратимо. И медленно.

Раз уж он сам палач – а он именно палач, так чего его жалеть?! И тут все разговоры о гуманности нашего нынешнего правосудия гроша ломаного не стоят и превращаются в свою полную противоположность. Поскольку с такими приговорами за такие преступления, только самосуд над убийцей со стороны близких жертвы позволит восстановить справедливость и пресечь копирование действий Соколова другими садистами. А последователи у него будут. Психов-садистов в стране достаточно. И не факт, что их всех переловят. Как в Нью-Йорке с такими как он людьми в начале ХХ века поступали? Ноги в ведро, залить раствором, подождать, пока цемент застынет, и в реку. На дно Гудзона таких “солдатиков” много на корм рыбам пошло. Да и в Ист-Ривер не меньше. Очень было правильное решение проблемы. Но, увы, не та страна, не те традиции. Хотя именно в данном случае это было бы так к месту…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх