Свежие комментарии

Точка невозврата. Никита Михалков о попытках «крикливой орды» уничтожить Россию

Точка невозврата. Никита Михалков о попытках «крикливой орды» уничтожить Россию

«Окна Овертона» прорубают одно за другим, и то, о чём ещё не так давно нельзя было даже подумать, теперь представляется нормой. Почему нас едва ли не принуждают стыдиться нормальности, тогда как ненормальность возводится в абсолют? «А того ли мы стыдимся?» – вот тема нового выпуска авторской программы «Бесогон».

Режиссёр, автор и ведущий программы «Бесогон» Никита Михалков снова делится со зрителями своими размышлениями на самые сложные темы. При этом он никому не навязывает свою точку зрения. И это не нравоучения, а просто попытка трезво посмотреть на окружающий нас мир, который, как кажется, уже давно сходит с ума, в котором пытаются установить новую «нормальность», то стирая грань между мужчиной и женщиной, то безапелляционно навязывая свою «прогрессивную» мораль.

Где она, эта точка невозврата?

Анонсируя очередной выпуск «Бесогона», режиссёр так сформулировал основные вопросы, о которых хотел бы поговорить со зрителями:

Почему мы начали стесняться того, что может быть только предметом гордости? К чему приводят поэтапное и постепенное уничтожение нашей культуры и отказ от традиционных, общечеловеческих и сакральных ценностей? И где находится точка невозврата, откуда уже не будет пути назад?

Цель происходящего давно понятна: всё традиционное должно быть сломано, а на руинах старого мира кому-то очень хочется построить мир новый, в котором консервативное большинство молча встанет на колени перед агрессивным меньшинством с его нетрадиционной идеологией. К слову, именно об этом был недавний серьёзный разговор в программе «Шафран», выходящей на «Первом русском».

В качестве примера такого наступления Никита Михалков приводит скандал, случившийся в ЕС: Венгрия решила у себя в стране ограничить пропаганду «радужной» идеологии среди молодёжи до 18 лет. И что тут сразу началось! На страну обрушился весь «европейский» гнев, началось беспрецедентное давление, а 14 членов ЕС быстро подписали заявление, в котором осуждали действия венгерских властей.

Затем слово взяла глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, назвавшая этот венгерский закон «позором», поскольку он, по её словам, «ограничивает доступ молодёжи к информации о гомосексуальности и трансгендерности». Документ «дискриминирует жителей по признаку их сексуальной ориентации и противоречит фундаментальным ценностям ЕС», заявила еврочиновница.

Как они могут нашей стране ставить ультиматумы?

А следом за этим скандалом разыгрывается новый: Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязывает Россию признать однополые браки. Как и в случае с Венгрией, это прямое вмешательство во внутренние дела страны.

Вообще, что творится в головах у людей, которые могут вот в такой ультимативной форме требовать от огромной страны, от ядерной державы, которая может эту Европу снести за 15 минут, нарушить собственную Конституцию в угоду политическим веяниям и моде Европы? Ну как это?

– с удивлением задаёт вопрос Никита Михалков и напоминает о полярной точке зрения: в марте 2021 года китайский суд признал гомосексуализм психическим заболеванием. Вот так выглядит общая картина в мире.

В контексте всего сказанного выше, по мнению режиссёра, было бы не лишним напомнить о том, что в «Стратегии национальной безопасности России», утверждённой президентом Владимиром Путиным 2 июля 2021 года, прямым текстом говорится:

Происходящие в современном мире изменения затрагивают не только межгосударственные отношения, но и общечеловеческие ценности. Человечество столкнулось с угрозой утраты традиционных духовно-нравственных ориентиров и устойчивых моральных принципов. Всё более разрушительному воздействию подвергаются базовые моральные и культурные нормы, религиозные устои, институт брака, семейные ценности.

Скандальную рекламу сняли, а «осадочек остался»
И вот на этом фоне, напомнил Никита Михалков, просто чудовищно выглядела «новаторская» реклама торговой сети «ВкусВилл», та самая, которая вызвала шквал возмущённых комментариев в соцсетях. Оно и понятно: такой откровенной пропаганды однополых браков, которые, к слову, Конституцией у нас в стране запрещены, мы вообще не видели.

После резкой критики «ВкусВилл» рекламу снял и даже извинился. Но на такое «отречение» негативно отреагировали «люди со светлыми лицами», такие как журналист Виктор Шендерович и телеведущая Ксения Собчак. Михалков процитировал их высказывания. Если Шендерович договорился до «гомофобов» и «сползания к фашизму», то Собчак порекомендовала всех «послать на…», как это делает она сама: «Это единственный способ выживания в мире му… тупых хейтеров, гомофобов и прочей нечисти».

Людей, которые отстаивают традиционные ценности, называют быдлом, тёмными людьми, нецивилизованными и так далее. И мы сталкиваемся уже с тем, что люди начинают стесняться своей естественности. Мгновенно крикливая орда набрасывается на этих людей, обвиняя их в том, что они неполноценные, не понимающие современных проблем,

– отметил Никита Михалков, напомнив слова раннехристианского подвижника Антония Великого: «Наступят последние времена, когда девять больных придут к одному здоровому и скажут: ты болен, потому что ты не такой, как мы».

Режиссёр предложил ещё раз заглянуть в текст «Стратегии национальной безопасности», где среди прочих задач указана такая:

Реализация государственной информационной политики, направленной на усиление в массовом сознании роли традиционных русских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также развитие системы образования, обучения и воспитания, популяризация достижений российской науки и техники, литературы, художественной культуры, спорта, музыки и так далее.

Моргенштерна знают все. А Даниила Казанцева?
Но для этого необходимо переформатировать информационное поле, уверен Михалков. А то у нас получается странное: о русском вундеркинде Данииле Казанцеве, разработавшем автоматический сурдопереводчик, считывающий мышечные импульсы при общении на языке жестов, мало кто слышал. Свою разработку поначалу парень представил в Екатеринбурге и в Новгороде. Но из-за того, что сурдопереводчик ещё не был доведён до ума, никого он не заинтересовал.

Зато о нём узнали в США, и в результате уральский школьник получил за своё изобретение малую Нобелевскую премию, а также Second Grand Award на Всемирной ярмарке научных достижений школьников Intel ISEF, проходившей в мае этого года в Фениксе (штат Аризона). Помимо этого, Даниил выиграл от Google грант на обучение – $15 тысяч. Понятно, что не у нас в России. Как вы думаете, вернётся парень обратно?

И об этой истории мало кто знает. Зато все обсуждают Моргенштерна, Даню Милохина и Ольгу Бузову во МХАТе им. М. Горького. Конечно, продолжил Никита Сергеевич, мне могут возразить, зачем вы сравниваете маргинальное явление с высоким талантом, с гением:

Но о каком сохранении ценностей мы можем говорить? Мне сейчас скажут: ну что вы, есть же у нас и «Таврида», и «Байкал», и «Сириус», существуют молодёжные гранты. Да, всё есть. Но это фасад. Это то, что нам показывают,

– уверен режиссёр. А вот то, что за этим фасадом – обаятельный, раскованный Моргенштерн, любимец детей 6-7-летнего возраста, которые в абсолютном восторге от него, которые его знают, любят, ценят и повторяют за ним грязные жесты. Которые его принимают с криками: «Я очень рада, что я встретила Моргенштерна, это шок, это шок-контент».

А интересно, продолжил Никита Михалков, если бы к этим ребятам пришёл гениальный Даниил Казанцев, который получил малую Нобелевскую премию, они бы его так же приняли? Да никогда. Они про него не знают. Они не понимают, кто он. А их родители это понимают?

И ладно бы нас беспокоили только Моргенштерн, Ольга Бузова или трансгендер, которого Константин Богомолов ввёл в спектакль по пьесе Антона Чехова «Вишнёвый сад» на роль Раневской. Страшно другое, когда заслуженный учитель России Тамара Эйдельман в День скорби, 22 июня, заявляет подобное:

Об этом надо помнить всем: 22 июня 1941 года – это не начало войны. Война, которую правильно называть Второй мировой, началась 1 сентября 1939 года. Советский Союз вступил в неё 17 сентября 1939 года, когда советские войска в соответствии с преступным сговором, заключённым между Сталиным и Гитлером, 23 августа 1939 года вторглись в Польшу.

Опубликованы были эти слова на одном из самых русофобских порталов – сайте Гарри Каспарова.

Откуда эта стыдливость к собственному прошлому?

Да, госпожа Эйдельман с июня этого года уже не работает в московской школе №67, она ушла оттуда по собственному желанию, отметив, что «руководство к ней всегда было лояльно». Но она продолжит «сеять разумное и вечное» на своём канале в YouTube, в своём блоге и на странице в Facebook и дальше будет удивляться, почему это школьники, говоря о Куликовской битве или сражении со шведами, выбирают термин «мы победили». Не нравится ей это, стыдится «заслуженная» побед нашей страны – что нынешних, что давних.

И ведь Эйдельман не одинока. Откуда такая стыдливость по отношению к прошлому, к своей истории, к нормальности, задался вопросом Никита Михалков и предложил послушать Игоря Орлова, одного из ведущих YouTube-канала «Борная солянка»:

В СПбГУ у преподавателей в порядке вещей назвать Россию недоразвитой страной, её население – быдломассой, традиции и культурные обычаи – убогими и вообще сагитировать студентов за отказ от гражданства и подумать насчёт эмиграции. При этом многие преподаватели регулярно выступают экспертами в «Голосе Америке»* или «Радио Свобода»*. Известны скандалы, связанные с МГИМО, к примеру, с бывшим преподавателем, историком и публицистом Андреем Зубовым.

И как это всё сочетается с пунктом в «Стратегии», где ставятся такие задачи: духовно-нравственное и патриотическое воспитание граждан на исторических и современных примерах и защита русского общества от внешней идейно-ценностной экспансии и внешнего деструктивного информационно-психологического воздействия, с возмущением спрашивает Никита Михалков:

Если мы говорим о национальных ценностях, если мы уважаем и внимательно читаем указ президента, то почему мы стыдливо отказываемся от тех вещей, которые должны воспитывать и удерживать нашу историческую память? Сколько можно смотреть на то, что во время парадов, праздников на Красной площади мы видим стыдливо закрытый раскрашенными фанерными щитами Мавзолей? Почему мы должны его закрывать? В июне 1945 года к подножью Мавзолея победители, прошедшие войну, кидали штандарты и знамёна поверженного Вермахта. Причём несли они их в перчатках, которые потом сожгли.

Это же важнейшая часть нашей истории. Это сакральный символ, это образ. Речь не идёт о сталинизме или ленинизме. Но вопрос есть: чего мы стесняемся? Как мы можем двигаться вперёд, если мы до сих пор стыдливо закрываем сакральный символ страны этими фанерными раскрашенными щитами?

Никита Михалков коснулся ещё и темы Красной площади. Что она значит для нас сейчас? И чем она была раньше? Когда-то здесь торговали лошадьми и сеном, здесь стояли лотки. Но с определённого момента она стала кладбищем, напомнил режиссёр. В Кремлёвскую стену замуровывали останки людей, проявивших себя в Гражданской войне, в строительстве социалистического общества, в революционной деятельности и так далее.

В 1993 году был отменён Пост №1, около Мавзолея, и Красная площадь как бы вновь приобрела своё прошлое значение. Там стали проводиться концерты. Опять же, как всегда, с задрапированным Мавзолеем. Звёзды эстрады перед многотысячной толпой выступали. Пол Маккартни или Scorpions. Зимой на Красной площади каток. Прекрасно. Но и каток, и концерты – они ведь на кладбище. После смерти Иосифа Сталина в 1953 году появилась идея создать некий Пантеон, куда переместили бы останки тех, кто захоронен у Кремлёвской стены. Это предложение «похоронил» Никита Хрущёв. Но мне кажется, добавил Михалков, это было бы правильным – устроить недалеко от Москвы такой Пантеон и перенести туда останки когда-то известных и заслуженных людей.

Если мы не сможем сопротивляться этому мороку…

Завершая программу, режиссёр задал зрителям вопрос:

А вам не кажется, что то, что сейчас происходит в природе – эти страшные наводнения, пожары, высохшие реки, миллионы гектаров сгоревших лесов – это ответ человечеству за предательство самых простых вещей? Даже если взять продолжение рода, когда теряют значение и смысл понятий семьи, мужчины, женщины, отца, матери. Я надеюсь, мы понимаем: если не сможем сопротивляться этому мороку, этому затмению, то пройдём точку невозврата, откуда обратного пути уже нет. И я верю, что мы это понимаем.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх