Других украинцев у меня для вас нет!

Других украинцев у меня для вас нет!

«Ответ» заместителя главного редактора украинского издания «Страна.ua» Светланы Крюковой на программную статью Владимира Путина вызвал беспрецедентно бурную реакцию среди пророссийской украинской общественности и активно вовлеченных в украинскую тематику россиян.

«Все грехи» вспомнили не только ей, но и её шефу Игорю Гужве, несмотря на его попытки отмежеваться от позиции своего зама, дескать, это её личное мнение, а у них в издании в этом свобода. Потоком шли призывы больше не читать «Страну», поставить её «в игнор» и, естественно, подозрения в заангажированности, заказном характере материала и т. п.

Появились и версии, что статьей Крюковой дан старт новому аффилированному с Банковой политическому проекту, призванному оттянуть часть антимайданного, антинационалистического электората. В общем, глубочайшее разочарование!

Сразу скажу, для меня личные мотивы Светланы Крюковой ― дело десятое. Куда логичней другой вопрос к её ярым критикам, призывающим ныне к полному остракизму «Страны»: а чего вы ждали? Что издание и его сотрудники в едином порыве поддержат тезисы лидера «страны-агрессора»? И сколько бы оно после этого просуществовало?

Между тем я считал и считаю «Страну.ua» наиболее сильным и объективным на сегодня украинским изданием, стоящим строго на антимайданных позициях и в силу этого вынужденному с немалыми усилиями бороться за свое существование.

И это, да, включает и осторожность, и в определенных случаях компромиссы с властью, а также уловки и маневры, призванные отвести регулярные обвинения.
Для самых бескомпромиссных хочу напомнить, что и газета «Правда», основанная в мае 1912 года, выходила совершенно легально и в ней, конечно же, не было призывов «Долой самодержавие», а редакции приходилось выдерживать тяжелую борьбу с цензурой, порой избегая тем, которые муссировались буржуазными газетами, например, отношений Распутина с царской семьей, делая акцент на социальных вопросах, правах трудящихся.

Тем не менее газету неоднократно закрывали, но вскоре она выходила вновь под другим названием. В общем, «сочетание легальных и нелегальных методов работы» с целью максимального охвата аудитории, которого отнюдь не чурался (и правильно делал с практической точки зрения) Владимир Ленин.

Впрочем, не хочу, чтобы моя последняя фраза воспринималась как донос в СБУ, дескать, они «агенты Кремля» (там и без меня таких доброхотов хватает). Главное, «они существуют», причем в достаточно значительном количестве, ― люди, которые в той или иной степени разделяют высказанную Крюковой позицию.

Да, они против «бандеровщины» в самом широком понимании, но за независимую Украину, в которой бы соблюдались права человека, особенно гуманитарные, в вопросах языка, образования, у которой были бы нормальные, добрососедские и даже дружественные отношения с Россией, а не по принципу «сожгу свой дом, чтобы у соседа сарай задымился».

«Элитарии» того или иного уровня, конечно же, хотят «пануваты у своий сторонци» без контроля и руководящих указаний из Москвы, а самые широкие массы попросту уже привыкли за 30 лет воспринимать Украину как «свою страну». Конечно, тут и пропаганда постаралась, но напомню, что в предыдущем материале я отмечал, что советская власть 70 лет учила бывших малороссов воспринимать себя украинцами. А это в нужный момент и принятие независимого украинского государства значительно облегчило.

А ведь есть и совершенно объективные вещи: твоя жизнь зависит от того, кого изберут президентом Украины, а не России, любимый футбольный клуб играет в чемпионате не России, а Украины и его игроки под её флагом выступают в сборной и т. д. и т. п. И это не говоря о том, что примерно половина взрослых жителей Украины СССР, единое государство, в сознательном возрасте попросту не застала.

Аполитичность простого обывателя хорошо известна, но и у погруженных в той или иной степени в политику бывают самые разные, часто кажущиеся извне странными системы взглядов и убеждений: для кого-то, тоскующего по СССР, он как давно усопшая жена, с которой современную Россию он никак не ассоциирует, а ныне «живет» он с Украиной; многие действительно оказались не согласны, мягко говоря, с действиями России в 2014 году, а немало и таких, кто разочаровался в России из-за её, на их взгляд, недостаточно решительной позиции тогда же.

Ростислав Ищенко справедливо отметил, что «русская партия ни разу не проходила в украинский парламент (левые проходили, русские ― нет). Юго-Восток всегда предпочитал голосовать за «умеренных евроинтеграторов». Но что значит предпочитал? Он и голосовал за ту же Партию регионов, поскольку воспринимал её как пророссийскую за отсутствием по-настоящему таковых.

В современном мире сильные партии сами собой не возникают ― нужны мощные финансовые и информационные ресурсы. Откуда им было взяться у такой гипотетической партии (малоуспешные маргинальные проекты мы в расчет не берем)? Да и статья 110 (призывы к потере суверенитета Украины) не в 2014 году появилась и отнюдь не была мертвой.

Такую партию создать было возможно только при поддержке самой России, включая и привлечение на свою сторону определенной части элит. Но этого не было от слова «совсем». Вероятно, российское руководство не хотело таким образом отталкивать «здравомыслящую» часть местных элит, но вполне вероятно и наличие прямых договоренностей о том, что Россия не будет поддерживать унионистов, сторонников воссоздания единого государства на Украине, как и в других постсоветских государствах.

Бессмысленно уже дискутировать о том, насколько правильной была такая политика. Нужно строить нынешнюю, исходя из сложившихся реалий. Уважаемый Ростислав Ищенко считает, что «несмотря на все издержки (в том числе и для России), несмотря на огромное количество проблем (от гуманитарных до политических), связанных с таким вариантом, Украине надо дать пройти путь самостийности до конца. Ей не так много осталось. Народ вымирает и разбегается, поскольку жить в этой стране уже невозможно, а дальше будет только хуже. На каком-то этапе станет ясно даже местным оптимистам, что проект независимой Украины приказал долго жить и что для собственного спасения надо срочно искать покровителя.

Для большей части населения будет более естественно вспомнить о своей русскости, чем учить польский язык. И вот если они сами заявят, что они русские (а не “другой народ”), можно будет подумать о порядке, этапах и механизмах денацификации, деукраинизации и постепенной интеграции…

Любой иной вариант помощи и поддержки лишь затянет агонию (в худшем случае на десятилетия) и испортит жизнь ещё нескольким поколениям людей, которым не повезло родиться на данной территории. В данном случае гуманнее всего не оттягивать искусственно ужасный конец, чтобы ужас не продолжался без конца».

Но нет ли в таком подходе определенного сектантства, вплоть до эмигрантского снобизма по отношению к тем, кто по тем или иным причинам остался? Мол, Россия должна умыть руки. Но насколько оправданы надежды на то, что достаточно «лежать под пальмой» и ждать, пока созревший банан сам упадет, что прозреют?

Увы, примеров такого прозревания в истории я не припоминаю. Холодильнику крайне тяжело победить телевизор без помощи другого телевизора. А главное, где гарантия, что даже при победе холодильника они вспомнят о своей русскости, а не найдут очередной другой путь спасения. Ужас же действительно может продолжаться без конца, причем не только для обитателей Украины, но и для России, учитывая сложности, которые ей создает столь проблемное соседство.

«Альтернатива» уже писала: «Нынешние войны ― “гибридные”, в них основная битва идет за души и сердца людей, пропаганда становится главным оружием, отодвигая пушки и ракеты на второй план. Но в любой войне победа достигается захватом территории противника, а значит, в современных условиях ― ПРИВЛЕЧЕНИЕМ ЛЮДЕЙ НА СВОЮ СТОРОНУ: ТЕХ, КТО ПОКА НЕЙТРАЛЕН, И ТЕХ, КТО НЫНЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТВОИМ ПРОТИВНИКОМ.

На ведение агитационных войн сейчас выделяются огромные средства, что их ведут и планируют все более изощренными методами мощные и весьма квалифицированные структуры».

Реакция на статью Крюковой только лишний раз подтвердила сказанное тогда: «Увы, многие из нас занимают позицию, которую я бы сравнил с дезертирством или по крайней мере с желанием найти “непыльное” место в тылу. Мол, не хочу с ними даже общаться, чтобы не портить настроение, со своей страницы в соцсети обязательно их нужно вычистить и даже потребовать от френдов-единомышленников делать то же самое…

Будем самокритичны, мы в основном варимся в собственном соку, объясняя это тем, что, дескать, “разговаривать с ними бесполезно”. Но, перефразируя известно кого, скажу: “Других сограждан у меня для вас нет”».

Поэтому тем, кто хочет, чтобы Россия вернулась на Украину, включая и саму российскую власть, которой совершенно не нужен «ужас без конца» в 600 км от Москвы, нужно разговаривать, убеждать, искать союзников и даже попутчиков, привлекать людей, а не отталкивать, в общем, вести нормальную политическую работу.

Такая работа должна иметь системный характер, подразумевать различные этапы, так сказать, «от экономических требований к политическим» (что-то потянуло меня на наследие вождя российской революции, но ведь в талантах «политика-практика» ему не откажешь).

И конечно, нельзя забывать, что есть ностальгический романтизм, а есть реальная политика, которая всегда искусство возможного и далеко не всегда получается вернуться в давно «утекшую» воду.

В одном из рассказов Артура Конан Дойла (читатели меня простят за то, что я не стал перелопачивать все наследие британского классика в поисках точной ссылки и цитаты) Холмс в разговоре с клиентом-американцем высказывает надежду, если не уверенность, что вызванный ошибками «одного короля и одного политика» раскол англосаксонской нации (т. е. независимость США) будет преодолен. Т. е. и спустя сто с лишним лет в Британии многие считали случившееся поправимым историческим недоразумением и сохраняли надежды на воссоединение и очевидно, что сам Конан Дойл их разделял, будучи при этом этническим ирландцем и католиком.

Но жизнь и история пошли своим путем: да, впоследствии между США и Великобританией оформился прочный геостратегический союз, основанный не только на общих интересах, но и, конечно, на языковой, культурной, экономической близости, но это разные государства, так же как и прочие бывшие «белые» колонии Великобритании (Канада, Австралия, Новая Зеландия), сохраняющие прочные связи и формальное единство с бывшей метрополией.

Не берусь гадать, какой вариант ближне- и дальнеперспективного развития ситуации на украинском направлении для Кремля наиболее желанен, является программой-максимумом. Но безусловно, прорабатываются различные сценарии, и на это, по сути, указывает и статья Владимира Путина.

Четко указана красная линия: вечно терпеть анти-Россию у своих границ РФ не будет, и так или иначе проблема в обозримой перспективе будет решена. Но именно что варианты могут быть разные, с учетом того, что в Кремле понимают произошедшие за последние сто лет ментальные изменения на Украине.

Президент России недвусмысленно дает понять украинским элитам (по крайней мере наиболее здравомыслящей их части) и западным лидерам, что на нынешнем этапе Москву вполне удовлетворит трансформация Украины в нейтральное и как минимум добрососедское по отношению к России государство. А дальше, конечно, РФ будет работать над усилением своего влияния на Украине максимально широким восстановлением разрушенных связей и развитием новых.

Насколько адресаты этого послания его воспримут и, если это произойдет, насколько успешными окажутся попытки «дебандеризации» современной Украины, к чему они могут привести в реальности ― это большая отдельная тема.

Очевидно другое, по какому бы сценарию ни стали развиваться последующие события, без сложной и деликатной работы с самими украинцами не обойтись. И сектантский подход ничего, кроме вреда, принести не может.

Дмитрий Славский

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх